Поиск по этому блогу

Подписка на новости Белкиного блога

пятница, 11 января 2013 г.

Профессионал


   Мне очень бы хотелось, чтобы мой блог стал по-настоящему семейным творением. И кое-что уже стало получаться. С нашей бабулей-Иришулей, с её сказками,  размышлениямипоздравлениями некоторые из наших гостей, приятелей и друзей уже познакомились. Маленькая Анисья над блогом трудится активней всех: пожалуй, нет ни одной публикации, в создании которой так или иначе не принимала бы участия моя дочь. А сегодня я хочу познакомить всех с нашим дедушкой - моим папой. Он у нас тоже очень творческий человек: и на гитаре отлично играет, и песни сам пишет, и рассказы, поёт здорово. А ещё он мастер на все руки - наш дом он построил сам. Он любит и умеет работать с деревом: кормушки для птиц в нашей усадьбе, шкатулки для рукоделия, игрушки для Аси - это его рук дело. 
И, как и все в нашей семье, наш дедушка - большой философ. Ой, видно, это у нас фамильное :) И своим рассказом он приглашает всех к размышлению и разговору о профессионализме и дилетантстве, о творчестве и ремесле, о мастерстве и самодеятельности, о вдохновении и труде. А точнее - о той невидимой (и, наверное, неведомой) грани, где все эти понятия встречаются и пересекаются... Или не пересекаются?...А, может, даже и не встречаются?...








                                                                                                                     

Профессионал



Павел подошел к новенькой железной двери и нажал кнопку домофона."Паша, ты?"-прохрипел динамик голосом его старого друга Сереги Петрова, а ныне достаточно известного и покупаемого писателя Аскольда Северова."Я-я, натюрлих", - Паша, когда волновался, то шутил несколько плоско. А волновался он совершенно напрасно, потому что Серега был ему искренне рад, нисколько не изменился, а остался все тем же Серегой из 8-А, а Аскольд сегодня, видимо, отдыхал. В немаленькой холостяцкой квартире Сереги было удобно и красиво. По существу, это была одна огромная комната, состоящая из различных, как говорят дизайнеры, зон и у Павла аж дух захватило от ничем не прикрытой зависти: здесь царил порядок в мужском понимании. Любая женщина назвала бы все это хаосом и разрухой.

Пока Павел бережно прислонял к стене свой драгоценный сверток и снимал куртку, Серега, как фокусник, одним отточенным движением расставил на низеньком толстоногом столике тарелочки с закусками, несколько красивых бутылок, рюмочки-стаканчики, ну все, что в такой ситуации полагается. Еще раз поправив стоящий сверток, Павел направился в Серегины объятия.

Собственно, из-за этого свертка Пашка и притащился к Сергею в Москву из очень дальнего пригорода. Под толстым слоем упаковочной бумаги, стойко перенес все тяготы дальней дороги, разобранный ломберный столик, сработанный самим Павлом Алексеевичем Стоговым в свободное от основной деятельности время. А основной Пашиной деятельностью было управление самосвалом марки КАМАЗ, чем он успешно занимался последние без малого тридцать лет своей жизни. Жизни в общем-то обычной для советского мужика конца второго тысячелетия. 

Эпоха великого застоя, потом перестройка, безработица, мытарства, существование на грани голода и развода, и полнейшая безнадега требовали хоть какой-то разрядки, расслабления. И Паша стал расслабляться ежедневно и помногу. Витька Косых, организовавший одну из первых частных клиник в их городке, осмотрев своего бывшего соседа по парте и разлив по рюмкам дорогущий коньяк, сказал Павлу с печальной прямотой:"Либо это дело, либо жизнь. Решай сам и больше ко мне по поводу здоровья не приходи. А пить мы все когда-нибудь бросим, только одни успеют сделать это при жизни. И как-то убедительно это все Витька сказал, что Павел завязал, прямо у него в кабинете, завязал напрочь и бесповоротно. Оказалось, что сделать это было непросто. И не только потому, что "душа просила", были еще и друзья-«шофера», и тесть - компанейский мужик, и весь устоявшийся годами образ жизни, полный традиций и привычек. А этому сопротивляться было намного сложнее. Просидев с мужиками на первой же пьянке двадцать минут, абсолютно трезвый Пашка понял - веселые денечки канули в прошлое. В голове, забивая все остальное, нудил лишь один вопрос: "Неужели и я после стакана такой же?" Отвечать было необязательно, но легче от этого не становилось. Павел стал избегать компаний, дружки записали его в предатели.

Но жена, наблюдая три дня подряд своего мужа трезвым, поняла, что крест на Пашке ставить рано и очень помогла ему в трудные первые месяцы. Потом все наладилось, жизнь потекла другим руслом. Павел стал много читать, ходить с женой в театр или просто гулять по городу, но хотелось сделать что-то руками; нет не починить кран или повесить полку, а что-нибудь такое, пусть никчемное, пусть безделушку, но чтобы с удовольствием, с радостью, с душой. И чтоб неспешно, при хорошем настроении и желании. 

И решил Паша сделать ломберный столик. Не обеденный, не журнальный, а вот именно ломберный, хотя в карты не играл, ну если только в дурака. А к слову сказать, столярничать Пашка любил и умел. Это у него от отца, столяра-краснодеревщика какого-то очень высокого разряда. И строил Паша свой столик полтора года. Иногда неделями к деревяшкам не подходил, а иногда и до утра точил, сверлил, вырезал, но всегда с настроением, с легкой душой, с любовью. А когда закончил, то даже расстроился, потому что радость ощущал, когда делал, когда корпел над детищем своим, в состоянии особенном каком-то пребывал, которого раньше никогда не испытывал. И не хотелось ему ни удивить никого, ни зависть чью-то вызвать, ни доказать что-то. Просто фантазию свою, мечту и еще что-то очень личное в теплом, живом дереве выражал, и было ему легко и свободно, как вольной птице. А как последний мазок лаком сделал, так вроде и закончил полет свой и на землю обратно воротился.

Получилось, конечно, здорово. Гнутые резные ножки, инкрустированная под янтарь и серебро столешня, обрамленная замысловатым багетом с вставками из полированной бронзы (ну золото, ни дать ни взять) и все это безукоризненно подогнано, пришлифовано и покрыто специальным лаком стоимостью в пол зарплаты. 
Речей хвалебных в свой адрес наслушался Паша по полной программе. Жена чуть ли не каждый день подруг с работы приводила: "Вы только посмотрите что мой муж на досуге сделал!"  Тесть сказал:"Ё...", и целый вечер смотрел на мебелину, как завороженный, гладил руками, и его пришлось три раза звать к столу. Поставили столик в самом центре большой комнаты, и супруга ежедневно обтирала его чуть влажной , специально для этого купленной, тряпочкой.

Поэтому, когда Павел сказал жене, что решил столик продать, ей чуть плохо не стало. Потом она вдруг успокоилась и печально так спросила:
- Тебе что, деньги нужны? Так возьми те, что на шубу лежат. Нет, правда, ну как будто я у тебя его купила.
- Оленька, милая, - Паша чуть не задохнулся от нежности и слез - да не нужны мне деньги, что ты! Не из-за денег я его хочу продать, хотя и за деньги. Я, Оль, хочу знать, действительно я вещь сделал, или так себе.
- Господь с тобой, уж и так тебе дифирамбов напели, куда еще-то?, - жена с искренним удивлением смотрела на Пашку.
- Нет, Оль, вы все родные да знакомые, чему хочешь порадуетесь, лишь бы я не пил, да делом занимался, - Паша обнял жену за плечи, прижал ее голову к груди и замер, словно боясь что-то спугнуть.
 - А мне бы чужое мнение узнать, чтоб изъяны поискали, промахи, неточности всякие, а вердикт свой вынесли не словами, а деньгами. Так вернее будет. Зря-то никто и рубля не заплатит. А продавать я, может, и не стану, узнаю, сколько дадут, да и скажу, что мало. Оля, важно это для меня, почему - не знаю, не могу объяснить.
- Ладно. Ты мужик, тебе видней, да и столик, собственно, твой, - Ольга удобно устроила голову на мужниной груди и успокоилась 
- Только, чтоб тебе ни говорили, я такое только в музее видела, и очень будет жалко, если ты его все-таки продашь.
- Я в субботу в Москву съезжу, к Сереге Петрову ,покажу ему.
- Нашел специалиста, - безразлично сказала Ольга, прижимаясь еще сильнее к Пашкиной груди.
-Специалист он, конечно, никакой, зато парень хваткий и в кругах вращается.
-В каких таких кругах, что ты говоришь?- Ольга продолжала купаться в объятьях мужа, и ничего другое ее сейчас не интересовало, а разговор поддерживала лишь для того, чтобы продлить эти минуты.
- Он теперь писатель.
- Кто? Петров писатель? Ха-ха-ха...- Ольга залилась безудержным, веселым смехом
- Петров писатель! Ха-ха-ха...
Супруга смеялась так заразительно, что Павел постепенно начал хохотать сам: 
- Да точно тебе говорю, ха-ха, Аскольд, ха-ха, блин Северов, ха-ха-ха...

Счастливые супруги смеялись долго, потом целовались, потом...Но в субботу на первой электричке Паша выехал в Москву.       Собственно, вот и все о содержимом свертка.
 Ну, обнялись с Серегой, по первой выпили. Пашка еще в электричке решил, что несколько рюмок выпьет, чтобы Серега в привычной обстановке был и на дурацкие вопросы не отвлекался. Потом повспоминали одноклассников: кто где, помянули кого уж нет, и вроде как перерыв в разговоре наметился. Паша попросил подождать минут пять, шмыгнул в коридор и вернулся с распакованным и собранным творением рук своих, поставил возле Сереги и уселся на свое место.                                                                                                         
- У-у, какая красотень! - Серега встал с дивана и заходил вокруг Пашкиного детища, заложив руки за спину, - Знатная штучка.
- Серега, сколько такой стоить может?
- Что ж ты такое чудо продавать решил? А откуда он у тебя?
- Сам сделал - немного поколебавшись ответил Пашка.
- Правда что ли?- Серега на секунду оторвал взгляд от столика и недоверчиво посмотрел на Пашку, - Ну ты прямо Данила-мастер. Здорово получилось!
-Так что, правда стоящая вещь вышла? -Павел весь напрягся, пытаясь уловить в ответе малейшую фальшь. Ему хотелось знать правду и ничего кроме, какая бы она ни была. Зачем? Он не мог объяснить даже себе.
- Правда, Пашенька, правда - Серега продолжал завороженно смотреть на столик и разговаривал будто бы с ним. - И стоит такой тысячи две, не меньше.
- Две тысячи чего? - на всякий случай спросил Павел, хотя прекрасно понимал, о какой валюте шла речь.
- Их самых, родимых, Пашенька, зелененьких.
- Врет наверное, -подумал Павел. В хорошем настроении, да под рюмку и миллион пообещать можно. Не тот зто вариант. Видать, самому придется продавать. Как и где это сделать Павел не представлял и благодушная улыбка сменилась глубокой озабоченностью.
- Да, Паша, понимаю, - Серега по-своему истолковал перемену Пашиного настроения, - стоит он дороже, но тогда сам его продавай. А я тебе живые деньги предлагаю, прямо сейчас .
 Серега выдвинул ящик письменного стола и достал оттуда толстую пачку долларов. Павел посмотрел на Серегу, потом на пачку и смысл сказанного стал постепенно до него доходить.
Серега отсчитал двадцать новеньких купюр и положил на стол перед гостем.
Павел от волнения встал и засунул обе руки в карманы брюк, чтобы не мешали.
- Ну хорошо, - Серега снова потянулся к письменному столу - вот еще пятьсот, но это край, Паша. Мне-то тоже что-нибудь заработать надо, согласен?
- Согласен, - выдавил из себя Павел и плюхнулся на диван.
- Ну вот и хорошо, вот и славненько, сейчас и обмоем, - Серега засуетился над рюмками, -деньги-то спрячь.

Павел засунул хрустящие бумажки во внутренний карман пиджака, машинально чокнулся с Серегой и залпом выпил.
Результат превзошел все Пашины ожидания. Вот так, влет, получить годовую зарплату, да еще и твердо знать, что это намного меньше, чем на самом деле. «Я молодец. Я мастер» - подумал Павел и счастливо улыбнулся.

Серега ловко закинул в рот маслинку, вытер об край рубашки руки и пересел поближе к Пашкиному столику. Теперь это была его вещь, и Серега стал гладить столик руками и разглядывать вплотную. Павлу стало немного неприятно: «Вот уйду, и лапай сколько влезет», - чуть не сказал вслух Павел, но сдержался.
- Я так понял, -Серега наконец-то оторвался от покупки и повернулся к гостю, -Ты, Пашуля, ищешь новые рынки сбыта. Родной поселок ты уже перерос. Ну да, кому там это нужно, - Серега сделал деловую морду и манерно закурил,- Мудро поступаешь, дальновидно. И что у тебя там - ЧП, ТОО или так, втихаря? Привез бы хоть фотографии образцов. А объемы какие? Давай рассказывай. Чем могу - помогу, да и себя не обижу.
- Да что ты, Серый, какие ЧП! Шоферю я на автобазе нашей, вот и все мои ТОО. А это я так, под настроение, от безделья. Водку пьянствовать перестал, от телевизора тошнит, ну и после работы, в выходные, потихонечку, в удовольствие, - Павел даже засмущался от того, что все так просто объяснялось, и что сам он такой простой, без особого образования и даже без опыта, не задаваясь какой-то целью, как бы походя, легко и без всякого напряжения, взял и сделал такую вещь.
-Тю...- скривился Серега, будто съел дольку лимона,- Я думал он мастер, а ты - художественная самодеятельность. Серега раздосадованно ткнул сигаретой в хрустальную пепельницу. - Жалко, братан, жалко, а то могли бы с тобой дело наладить.
Блаженная улыбка еще украшала Пашино морщинистое лицо, но обидные слова уже достигли оттопыренных ушей.
- Это чего же это я не мастер?- Павел стал сосредоточенно изучать надписи на одной из бутылок - столик-то вроде я сделал?
-Ты, ты. Не обижайся, я же не об этом, - Серега примирительно положил руку на Пашино плечо. – Может, ты, конечно, и мастер, но не профессионал. Вернее, ты профессионал, но в другом деле, а в этом - дилетант.
- Это почему же дилетант? - Павлу очень хотелось скинуть Серегину руку, но он перетерпел, - чтобы из массива мебель делать, надо и руки из плеч иметь, и башку мало-мальскую, а самое главное - дерево понимать, его натуральную красоту выявить, форму естественную придать, а не насиловать да красками не размалевывать.
 -Ну-ну, не надо мне про поэзию опилок и музыку стружки! Скажи лучше, сколько столик делал?
- Полтора года.
-Во-о-от,- Серега самодовольно хмыкнул, будто сам это знал, - Полтора года. Второй такой сразу сделать не сможешь, правильно?
- Ну, я не думал, но вряд ли.
- Конечно, нет, Пашенька! Будешь еще год настроения ждать, потом решишь какое-нибудь бюро сварганить, а, может быть, резьбой по кости заинтересуешься и годика через два из моржового клыка жене расческу вырежешь, - Серега убрал руку с Пашиного плеча, достал из пачки сигарету, покрутил в руках и выкинул в пепельницу,- Красота, а не жизнь: хочу творю, нет настроя - отдыхаю.
- А как по-другому, Сергей, ты же ведь сам пишешь? Разве можно с десяти до восемнадцати писателем быть, а в конце месяца план сдавать?
- Не можно, милый мой, а нужно! И только так и никак иначе! Ты такую штуку видел? - Серега резко вскочил с дивана, подбежал к книжным стеллажам и вернулся с несколькими папками солидного вида,- На вот, полюбопытствуй.

В папках лежали напечатанные типографским способом листки, каждый в отдельном прозрачном конверте. Павел тупо уставился в них, но, в общем-то знакомые, слова не связывались в единый текст и не несли какого-то смысла.
- Это контракты, Паша, мои контракты с издательствами, где я, Паша, обязуюсь, понял? – обязуюсь! к определенному сроку написать столько-то рассказов, столько-то повестей в столько-то страниц и не дай боже я опоздаю хоть на день. Что мне за это будет, там прописано четко, а про вдохновение не сказано ничего.
Ты вот водилой работаешь. Значит, каждый день - дождь, гололед, туман, снег, а ты изволь за бараночку - и вперед! Потому, как ты не просто водитель, а ты водитель- профессионал. А я вот встал утром - надо в издательство ехать - а за окном туман, дорога - голый лед, и башка после вчерашнего немного квадратная, подумал я и поехал на такси. Потому что я - водитель-любитель, даже если стаж у меня тридцать лет, да хоть тысячу, все равно я останусь любителем!
- Так вроде, теперь такого деления нет, и права у всех одинаковые, и номера?
-А зря,- Серега забрал у Павла папки и швырнул их на письменный стол, - Разумно это было.
- Постой-ка, Серега, - Павел явно отставая от понимания сказанного, решил немного попридержать хозяина, - Это значит, ты еще не написал ничего, а денежки уже получил?
- Точно так, догадливый ты мой, точно так.
- А вдруг не получится, ну не пишется и все?
- Получится, обязательно получится. Издательство не со всякими такие контракты заключает. Они меня знают: Аскольд Северов напишет в срок и то, что нужно.
- То есть, как это - то, что нужно?
- Вот только не надо девочку из себя корчить, - Серега налил себе почти целый стакан и выпил, -Творчество - это, мой милый, труд. Тяжелый и изнурительный. А писать нужно так, чтоб это потом читали и книжки твои покупали. Писать нужно о том, что интересно людям, Пашенька, не тебе лично, а людям. А для этого надо знать, что этим самым людям интересно.

Сергей подошел к окну и стал всматриваться в панораму коробкообразных кварталов новостроек, словно ища там поддержку и доказательства.
- И петь надо так, чтобы на твои концерты ходили, и кино снимать такое, чтоб за кассетами в очередь стояли и книги писать покупаемые. Понял, Паша? По-ку-па-е-мы-е! И всего этого надо много, в изобилии, чтобы всем хватило и еще осталось. А для этого надо работать, работать и работать! Пахать надо, Паша, как проклятому! И уж если напал на жилу золотую, то маши лопатой, как пропеллер, пока другие не подоспели. Вдохновение, - Серега стал ходить по комнате из стороны в сторону, - вот оно где должно быть!- он продемонстрировал Павлу с силою сжатый кулак,- Сел за работу - достал, закончил - убрал. И только так , Пашенька, и никак иначе. Все остальное - самодеятельность чистой воды.
- Чего ты раскипятился-то, - попытался утихомирить друга Павел, - кто с тобой спорит-то?
- Да такие как ты вот, самодельщики, - Серега уселся на диван и наконец-то закурил, - понаехали, самородки.
- Не понял? - возмутился Павел, - чем это мы тебе дорогу перебежали?
- Ладно, не будем углубляться, - Серега примирительно улыбнулся и потянулся к бутылке, - давай еще накатим и сменим тему
Они выпили, но разговор как-то не продолжился. Серега задумался о чем-то, а Павлу необходимо было собрать в кучу разбежавшиеся мысли.
- А ведь и верно, - размышлял Павел машинально ковыряя вилкой в полупустой тарелке, - любая профессия - это труд и труд не легкий, работа одним словом. А работа, какая б не была распрекрасная, не всегда в радость. И так иной раз тошно за нее приниматься, что хоть криком кричи, и бросить все хочется, и бегом от нее бечь, и клянешь ты ее всякими не нормативными словами, и вопрошаешь - "да за что же мне это наказание!", а все ж работаешь. А потому, что как по другому-то? Это ж работа твоя. Кормилица родимая, куда ж без нее-то денешься? И впрягаешься, как лошадь безответная в повозку, и пошел потихоньку, удила закусив, зубами поскрипывая, и вроде ничего, пошла милая, глядишь и маленько полегче стало, а вот уж и совсем нормальненько - поберегись! Я тут работаю!

И от этих мыслей совсем у Паши концы с концами разошлись.
Полупустая электричка методично вздрагивала на стыках, за окном уже зажглись фонари, рядом, уткнувшись Пашке в бок, дремал тщательно упакованный столик. Голова с непривычки слегка побаливала и в ней со скоростью пролетающих за окном деревьев и домов возникали и пропадали мысли, точнее их обрывки, - Съездили бы с Ольгой куда-нибудь... Еще такой сделаешь... Дурачок ты, Паша, лопушок...Зачем тебе эта баранка, смотри, какое дело выгодное - сиди себе дома...Ну не за две с полтиной, да хоть за пятьсот баксов...Диван бы поменять, а то ведь ровесник сыну...Да пошли вы все...Песня не продается...
- Что вы сказали? - Сидящая напротив девушка оторвалась от книги и вопросительно взглянула на Павла.
- Нет...Ничего. Это я про себя. Извините.
Девушка хмыкнула и снова окунулась в книгу. За окном тянулись бесконечные московские задворки. Ехать было еще долго.
                                                                        
Геннадий Белоусов         16.09.2007                                                                                                                    











20 комментариев:

  1. Так вот откуда у тебя литературный талант... Родилась с пером, как говорится:)
    Мне грустно так всегда становится после таких рассказов, про такие противные продажные морды. Но мне кажется, в жизни большинству творческих людей все-таки удается найти середину между "продажей себя" и свободным творческим полетом, вспомнить хоть Микеланджело и Пушкина. Но это тонкая грань. Взять хотя бы наши блоги - я хочу писать свой от души и на совесть и для людей, но ведь я и не против на этом заработать?...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вот и мне кажется как-то так примерно. Когда я училась на режиссёрском курсе, как-то с мастером курса зашёл разговор о том, за сколько можно поставить спектакль, который был бы... ну, скажем так - тебе самому неинтересен? Я говорю: да ни за сколько! Он мне: даже за... (называет приличную сумму). И тут мой однокурсник: "а я бы и за половину этой суммы поставил бы что угодно". Действительно, грань эта почти неуловима.
      А, может быть, дело в цели какого-то творческого дела? Если ты СРАЗУ работаешь на продажу, то изволь наступать на горло своей песне и работать на потребу зрителя (слушателя, потребителя, короче)или по крайней мере учитывать предпочтения большинства. А если не настолько привязан к своему "плоду", что можешь его продать таким, каким он был задуман, да ещё и желающие нашлись купить это - тут, наверное, повезло больше.
      Ой, сложно всё это :))))

      Удалить
  2. Да, рассказ заставляет задуматься... У меня вот тоже есть занятие для души (кроме блога): я вышиваю крестиком. Люблю я это дело, мне кажется, никогда не надоест! Но, с другой стороны, если б был "план": сделать столько-то работ к такому-то сроку - кто знает, а удовольствие осталось бы? Может, нет, а может, да. Хотя с блогом-то ведь вроде получается :)Наверное, соглашусь с Ольгой: действительно иногда можно найти золотую середину.
    А рассказ очень понравился! У вас на самом деле семейные таланты!
    P.S. Получается, что мы с Вами, Юлия, однофамилицы? Я тоже Белоусова :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я тоже частенько думаю на эту тему, когда рукоделием занимаюсь :) Я иногда делаю что-то на продажу или продаю уже готовую вещь, но это происходит спонтанно. Специально для "продвижения" ничего не делаю. Мне это нравится, людям - тоже. А вот если бы был "план по валу"..... не знаю, не знаю... и с блогом у меня, я так понимаю, заработка не выйдет. Я какое-то время занималась копирайтингом и примерно представляю себе, что нужно - считать ключевые слова, в нужные места их всталять, искать те слова и запросы, которые пользуются популярностью и как-то всё это увязывать с своей собственной мыслью и настроением. Для чужих сайтов у меня это получалось - тексты выходили вполне себе живыми, иногда даже вдохновенными (но я, честно говоря, далеко не за каждую тему бралась). А как представлю, что в своём тут буду устраивать "чёс", а потом ещё переписывать свои статьи со временем, чтобы поддержать их уникальность и актуальность(как советуют знающие люди)- тоска берёт :)

      Спасибо за добрые слова!:) И, выходит, мы, действительно однофамильцы! Здорово!

      Не в тему: я почти созрела для вышивания крестиком! Мечтаю давно. Даже сохранилось дома полотенце, вышитое моей прабабушкой. Любуюсь и созреваю:) Теперь буду к Вам за консультацией обращаться!

      Удалить
    2. Обращайтесь, с удовольствием помогу, чем смогу :)))

      Удалить
  3. Юля, рассказ трогает.. Эта тема у меня красной нитью проходит в этот период жизни. Папа у тебя талант! Печатайте еще :-)
    Тут даже две темы - сама работа, чем занимаешься по жизни (и правда заражаешься иногда только в процессе, но все же любишь дело и она и правда кормит), и отношения с любимым делом, когда душа поет.
    Не продал столик Пашка, надо же :-) Я вот продала бы наверняка, о чем интересно это говорит :)
    Мы летом в Грецию ездили, там встретили работницу отеля из Украины и она показывала свои изделия из бисера. Я как-то сразу поняла, что продать хочет, а она роняет фразу - никому только продать не смогу, столько времени на это ушло, с такой душой делала, что даже рука не поднимается отдать. У меня даже шок был, помню.. Это какое-то новое для меня ощущение, интересно будет ли когда-нибудь оно доступно)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо Ольчик, передам твои слова! :) тут папа высказал такую мысль: что дело, возможно, не только в грани, но и в вдохновенном моменте-"полёте" - важно его не "опошлять" размышлениями и ожиданиями финансов. А потом, когда уже "приземлился" и вещь сделана, то ничего страшного нет в том, чтобы её продать.(Это, кстати, к твоей мысли о том, что ты бы столик продала )
      Хотя, вот я думаю про маму - вряд ли она свои картины кому-нибудь смогла бы продать. Они настолько интимны и сокровенны по своей мысли (хотя само "изображение" вполне нейтрально), что сильно сомневаюсь.....Если только подарить - и то, в том случае, если специально для подарка конкретному человеку делала.

      тут ещё такая двойная игра есть: одно дело "продать душу" в том смысле, который имела в виду та женщина - когда настолько привязан к своей работе и она настолько тебе дорога, что рука не поднимается. А можно "продать душу" мастеря на потребу, и всупая заранее в сговор со своей нравственностью и совестью во имя денег. Это к разговору с мастером курса, где я училась - я в комментарии Ольге чуть выше писала.

      Удалить
  4. Прочла на одном дыхании. Юля, в Вас так много таланта!
    Рассказ заставил задуматься. Серега - еще та продажная шкура. Но в жизни ведь по-разному получается. Не всегда мы заняты тем, чем бы хотелось. А в любой работе, даже самой-самой любимой, есть рутина. Самое обидное, что рутины пруд пруди, а настоящего творчества и вдохновения нет так уж и много. Главное, чтобы хватало на ту самую любовь к своему делу.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да я тут ни причём - это папа мой:)Спасибо, передам ему Ваши слова! Согласна с Вами, Женя - бывает очень сложно совместить в жизни творчество с рутиной, а когда к этому примешиваются деньги за работу (ведь одно дело творить для себя, а другое осознавать, что ты получаешь за это зарплату), а ещё ведь есть определённые стереотипы под названием - "профессия", "образование", "стаж" и т.д. Пасьянс становится зачастую совсем запутанным :)

      Удалить
    2. А как всегда немного не в попад. Очень извиняюсь.

      Удалить
  5. какая творческая у вас семья! рассказ очень понравился, передавайте папе огромное спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Машенька, большое! Передам обязательно! рада Вас видеть у себя в гостях!

      Удалить
  6. Хорошая история, "размышлятельная" Наверное, каждый сам для себя находит эту грань. Маме моей много раз предлагали связать на заказ, она всегда говорит, что незнакомому не сможет вязать, когда вяжет всегда думает о том, кому вяжет, вкладывает добрые пожелания, а что она про другого знает...Важно все-таки помнить о существовании этой границы

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Как я понимаю Вашу маму! Я несколько раз валяла игрушки и бусы "на заказ" в качестве подарка ко дням рождения. И, действтельно, когда работаешь, ощущение, что общаешься с этим человеком. Штамповать бы не смогла, это точно. И к спектаклям отношение как своим детям - если бы ставила в других городах (как это принято зачастую). то, думаю, очень переживала бы за их судьбу:)

      Удалить
  7. Рассказ великолепный! Спасибо Жене за то, что дала ссылку.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. спасибо! Добрые слова автору передам! :)

      Удалить
  8. Рассказ великолепный - повторяю слово в слово предыдущего "оратора". И манера писать такая живая, что ее даже не заметно - погружаешься в содержание, начинаешь размышлять... Пару раз всего проскочила мысль: "Вот мастер пишет". Большое спасибо за публикацию! Хочется, чтобы Геннадий Белоусов продолжал писать и публиковаться.
    Что касается темы - я понимаю Пашу. И прекрасно понимаю, что малейший сдвиг контекста - и совсем по-другому все воспринимается, и душа другое просит сделать. Главное - он услышал свой сигнал, и потому едет домой с легким сердцем. Чуть другой разворот - и продал бы с легким сердцем. Мне кажется, тут самое главное - поступить так, чтобы не было сожалений, чтобы на сердце было легко.
    Прямо неудобно, но вспоминаю, как в детстве сильно удивлялась, когда на экране возникала тема типа проституции - что-то за деньги. Я еще маму спрашивала: а что тут такого, чего все как-то по этому вопросу напрягаются? Теперь совсем понятно, почему напрягались. А тогда было не понятно. А теперь понятно. Ну то есть отношение к чему-то, принятие решения по отношению к чему-то - это происходит во внутренней реальности. И что-то дает подсказку - либо система описания мира и внутренних правил, либо интуиция, либо вместе...

    А я вот теперь думаю - что бы я делала так, как Паша этот столик...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Как ты интересно подметила: ведь действительно бывают ситуации, когда чуть иной разворот и отношение меняется. А бывают такие вещи, на которые что-то внутри накладывает табу - это к теме проституции, например. Тут, наверное, и правда всё вместе: и характер, и воспитание, и внутренние установки, и интуиция.
      Спасибо! Я снова задумалась.

      Удалить
  9. Опять я. Это я разговорилась в ответ на комментарии, пропуская через на себя: а как бы я бы... А автор, как я думаю, хотел показать огромную разницу в подходах к тому, что делаешь. И это как раз удалось.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Автору всё передала. От него большая благодарность за размышления, он этого и ждал. Спасибо!

      Удалить